Раздел знакомит с творчеством самодеятельных авторов города Нефтеюганска. 
 
 
 
z64Ipyk Z60АСЕЕВ КОНСТАНТИН АЛЕКСАНДРОВИЧ
 
***
В  мыслях столько прекрасного таится,
В них столько неизведанных путей,
И я хотел бы с вами поделиться
Тем, что люблю в пылу горящих дней.
Люблю я ясный день, дождливую погоду,
Люблю мороз и когда вьюгу не унять.
Мне нравится смотреть на непогоду
И у окошка кофе попивать.
Мне нравится перрон и шум вагонов, 
Когда уходя вдаль, колесами стучат.
Люблю смотреть на радостные фото,
Пускай хоть даже будут без меня.
Люблю когда закаты и восходы
Своим очарованием пленят,
И вспоминать безудержные годы
Которые как лебеди летят.
Люблю семью. Люблю людей.  Люблю Россию!
Ценю открытость, простоту и доброту,
И чувствую невиданную силу
Которую под ребрами ношу.
Мне нравится смеяться и шутить,
Могу грустить открыто, и украдкой,
И вижу в грусти скрытую разгадку
Того, как откровенно жизнь любить.
Ну как все это можно не любить,
Не восхищаться красотой природы,
Взрослеть, писать и петь, не зная ноты,
И с чутким вдохновением творить.
Писать о тех местах, где не бывал,
А может, был, да только в другой жизни.
Искать заветный идеал,
Непостижимый, светлый, чистый.
Пусть время – наших судеб госпожа
Меня казнит, или в века возвысит.
Люблю, когда родные и друзья,
Здоровьем, счастьем, радостью все дышат.
Когда я выхожу на суд к вам, не робею.
Мне в радость эти строки вам читать.
И все, что я боюсь, что не успею
Близким людям нужных слов сказать.
 
Осень
Моя ненаглядная осень,
Подруга печали, разлуки…
Иди же ко мне я согрею
Твои охладевшие руки.
В охапку сгребу и припрячу
Твои золоченые листья.
Люблю тебя осень я очень,
За эти осенние мысли.
Люблю тебя и лилею
За морось дождливую, ливни.
«Красивая девушка осень»
Написано веткою ивы.
Недаром же кличут все бабьим
Твое долгожданное лето.
Ты этим теплом вдохновляешь,
Промокшую душу поэта
Уставшую от разлуки,
С коварной строптивою музой.
Я в поисках этой пропажи
Смотрел в отражение в лужах.
Признаюсь тебе, что чаруют,
Твои листопадные танцы...
И вот ты в  преддверии стужи
Поешь мне про лето романсы.

 

***

Я погружаюсь в мечты,

В пучину мыслей с головою.

Хвалю свою подругу долю

За счастье сочинять стихи.

В мечтах пшеничные поля-

Красы Россиюшки раздолье.

Качаясь на ветру волнами,

От них кружится голова.

Я был бы рад, коли она,

Воспрянув вновь великим духом,

Сынов своих исконно Русских 

В кулак могучий собрала.

В мечтах зеленая трава,

Где я наедине с природой

Внимая птичьи певчьи ноты,

Пишу ветвистые слова.

В них, заливаясь, детвора,

Своим беспечным звонким смехом

Верхом на новеньких качелях

Кричит задорное  «Урааа!!!»

Там жив - здоров честной народ

И птицы с юга прилетели,

И то, что мысли так хотели

Случится скоро, ну вот-вот.

И сбудется тогда мечта!

Все станут обнимать друг друга,

Подует теплый ветер с юга,

И улыбнуться облака.

10.10.2021г.

БЕЦКО АНЖЕЛА                              

 

На землю яблоко падёт. 

Ньютон откроет тяготенье –

души к душе – в одну сплетенье –

и что-то вдруг произойдёт,

и в мир ворвётся, как капель, –

и станет спящее бессонным,

и станет мелкое бездонным,

и станет лишним слово «мель»,

и невозможным – умереть

в час завязи плода и роста…

И будет всё легко и просто.

Лишь надо яблоку созреть…    

К Офелии

Душа моя, Офелия, молчи,

как если бы молчали колокольни.

Едва ли звук тревожней и безвольней

отыщется в немеющей ночи,

чем шёпот приглушённый твой. Плети

венки из трав дурманящих и сизых.

И если бы тебя позвали снизу,

безумным не внимай. В твоей горсти

зажата нить трагедий, кривд и правд.

Кисть разомкни, плывущая над миром…

По-прежнему здесь серо всё и сиро.

Остывшая, пустынная квартира,

где я плету венок из слов и трав

той, для которой нелюбовь – отрава…

*  *  *              

По ангелу – тебе, и мне, и всем.                 

Как будто божьих тварей легионы

и миллионы редкостных поэм

запрятаны в их шёпоты и звоны…

Ты несозвучен. Ты – не ко двору.

Ты – диссонанс в мажоре и в миноре…

Тогда хотя бы по крылу, перу,

по голосу, что в ангеловом хоре

срывается до бездновых высот,

где места нет ни свету, ни блаженству…

И если вдрызг, фатально не везёт,

тогда хотя б по шелесту… по жесту…

Яблоки

                                              

Одни и те же песни – у земли –

и ноты – у веселья и печали.

Так яблони все яблоки свои

растили и заботливо качали.

И взяв одно: звук сказок и молитв,

и свет луны в разлившихся чернилах,

и шум дождя, и солнечный мотив –

распасться – на здоровых и червивых.

*  *  *

Неистребимость

Неистребимо – в дереве – качать

упрямой и весёлой головою,

а в пугале – на дереве торчать

и пялиться в пространство мировое,

в калитке – без хозяина скрипеть

от боли и до боли в перепонках.

А в женщине неистребимость – петь,

укачивая на руках ребёнка.    

Миниатюры

  Сестрёнка

А девочка в ожидании снова приклеивалась к дивану. И снова всё летело кувырком и не сбывалось. «Я еще подожду. Подожду до завтра», – успокаивала она себя.

И зачем ей нужна была эта история, которую она знала наизусть? Чтобы лишний раз поплакать, уткнувшись лбом в угол, и испытать радость за другую девочку, так похожую на нее? Не важно, да и вопросов таких она себе не задавала. Слишком большие вопросы для небольшого человечка.

Иногда, редко-редко, но в передаче «Спокойной ночи, малыши!» показывали мультфильм почти про нее.

…Про то, как жила-была одна девочка, совсем одна. Нет. Жила-была совсем одна одна девочка. Нет, вот так: совсем одна жила-была одна девочка. То есть жила она, конечно, с мамой. Но мама была страшно занята. Поэтому девочка жила совсем одна.

Она любила смотреть в окно. Но даже тогда, когда она смотрела в окно, ей было грустно. Потому что во дворе гуляли дети, и у каждого, у каждого была… собака. И больше всего на свете девочке хотелось иметь собаку. А маме больше всего на свете не хотелось иметь собаку. Поэтому у девочки собаки не было.

Она целыми днями сидела у окна и вздыхала. Но тут происходило чудо (оно всегда происходит, когда очень хочется): девочкина варежка вдруг превращалась в щенка! Веселого, ласкового, верного! Щенок умел делать всё: лаять, давать лапу, гоняться за кошкой. Он быстрее всех знакомых собак мог отыскать палку и почти принести ее своей хозяйке…

И это ПОЧТИ всегда доводило девочку до слез…

Вот он мчится, мчится, такой быстрый, такой проворный! И через секунду выиграет приз…

Дальше она смотреть уже не могла, иначе бы у нее просто разорвалось сердце. Она забивалась в дальний угол комнаты, откуда не был виден телевизор, и рыдала. Но рыдать нужно было беззвучно, не то бы ее услышали взрослые в соседней комнате. И она рыдала беззвучно…

Девочка знала, что сейчас щенок висит, зацепившись хвостиком за гвоздик. А вот сейчас его уже нет: он снова превратился в красную варежку с тремя квадратиками. И всё это только выдумка. А настоящего щенка и не было! Девочка сама себе его выдумала. И от этой мысли прибавлялась еще пара горьких ручьев. Рыдающая в углу девочка очень понимала ту, другую: она тоже часто себе кого-нибудь выдумывала – щенков, котят, попугайчиков, черепашек, рыбок.

А однажды она не удержалась и принесла в дом головастиков, лягушат и улиток, тайно поселив эту веселую компанию в стеклянной банке под собственной кроватью. Всё было продумано до мелочей: дом устроен, быт налажен. Вода, трава, камушки, ракушки – и вся эта красота прикрыта марлечкой, а не какой-то коварной пластмассовой крышкой, под которой бы все умерли. А так все остались живы… до тех самых пор, пока мама во время очередной уборки не вытащила новоселов из-под кровати, после чего те тихо и безропотно разбрелись по своим прежним квартиркам. И чего только не сделаешь от безысходности…

А потом слезы понемногу высыхали, всхлипывания почти затихали. Потому что на экране снова происходило чудо: мама той девочки почему-то понимала, что каждому ребенку нужна собака и каждой собаке нужен друг. Мама чуть всхлипывающей девочки это понимать отказывалась. И девочка это знала. И никого никогда не просила: ни сестру, ни брата, ни щенка, ни котенка, ни попугайчика, ни черепашку, ни рыбок. Но желание прикасаться к любимому, живому и теплому не проходило…

И снова после грозового ливня выглядывала улыбка. И было ясно и хорошо. И можно было порадоваться за свою телевизионную сестренку.                          

 

 

ВЕЛИЧКО ТАТЬЯНА ГРИГОРЬЕВНА

 

Город березовых аллей

Брожу я по аллеям берёзовым

Уже много зим и лет

И признаю, что дороже мне

Города моего любимого нет.

На белой берёзе в зелёной листве

Кукушка кукует о городе мне…

Это она считает года, 

Что провела здесь, любила тебя.

Нефтеюганск – ты из берёзовых аллей,

Трава стоит душистою стеной,

Становишься всё лучше, красивей,

Берёзовые листья над твоею головой.

Нет ничего любимей и дороже

Обских раздольных твоих берегов,

Тихая заводь, где веришь, возможно,

Вечности, славе, героизму годов.

Где когда-то «Пятак» стоял одиноко,

Берёзы ветвями сплелись у реки,

Ветрами их у родного причала

Клонило кудрявыми кронами вниз.

Ты хорошел и рос со мною,

Берёзы тонкие слились в ряды,

Ты был со мною в радости и в горе,

Здесь жизни часть мы вместе пронесли.

Нефтеюганск – земли Югорской слава!

Становишься ты всё милей.

Ты родина моя, моя отрада,

Ты город мой берёзовых аллей!

Нефтеюганск - любимый город!

 Нефтеюганск – ты мой любимый,

Ты мой родной, неповторимый.

Люблю тебя я всей душой,

Любуюсь и горжусь тобой!

Тайги родной любимые мотивы,

Где на болотах сладкая морошка.

Весенние Оби разливы,

В них островки травы немножко…

И плеск волны на зорьке ясной,

В борах кедровых – вечный шепот,

Поляны клюквы красной, яркой,

И от рыбацких лодок рокот.

 

Черемух белых цвет – кипенье,

Луч солнца в волнах – отраженье,

Звуки природы, птичье пенье

Несут любовь и наслажденье –

Душе даруют вдохновенье!

 

Счастливый билет до Югры

     В край сибирский приехали мы

     Волей нашей судьбы ненадолго

     В край морозов и вечной зимы,

     Здесь прижились и остались надолго.

Сколько наших романтиков здесь живут?

Свой счастливый билет до Югры достали.

Здесь сейчас их дети по жизни идут.

Они, как и мы, из железа и стали.

Наш север – тебя полюбили навек.

Мы прикипели душой к Сибири.

В Югре станет счастлив любой человек.

Мест краше нет в целом мире.

     Мы тебя любим за вьюги, метели,

     За запах тайги, разноцветье цветов,

     За лучшие годы, что здесь пролетели,

     За птицу, за рыбу, за устои веков.

Любовь к тебе Югра в нас не расплавить.

Богатей и становись все красивей.

Свою Югру мы будем вечно славить.

Взрастим мы ей своих богатырей!

 

Мой Нефтеюганск

Мой Нефтеюганск…

Ты город из Сибири

Тобою я горжусь

Нет краше тебя в мире.

Мой Нефтеюганск…

Известны твои дары

Озер, что у Оби

Глаз голубые чары.

 

Мой Нефтеюганск…

Тайги зеленой песня.

Все эти годы мы

С тобою живем вместе.

 

 Мой Нефтеюганск…

Ты детский смех слыхал,

Ты юности моей далекой,

И зрелости моей причал.

 

Мой Нефтеюганск…

Слились по жизни вместе,

Делами и людьми ты богатей,

Мы сложим о тебе все песни.

 

Мой Нефтеюганск…

Живи и в мире процветай,

А на земле Югорской

Истории своей следы создай.

 

Ты – город мой любимый,

Все я тебе отдам.

Потомкам, что возникнут,

С любовью тебя передам.

ГРИГОРЬЕВА РЕГИНА ВИКТОРОВНА

 (1942-2015)

 

Раз судьба так закружила

Загрустили и кедры, и ели,

Что поем о других городах,

А о Нефтеюганске не пели,

Вспоминали нечасто в стихах.

Вот опять ненадолго уеду

Или надолго, но возвращусь –

В круговерти по белому свету

Ощущаю разлуку и грусть.

Здесь живут речники и пилоты,

И нефтяники – буровики.

Здесь водители и пешеходы,

И все нации очень близки.

Здесь леса, и река, и протоки,

И рыбалка, охота и спорт.

Древних ханты и манси истоки.

Всех сроднил нас юганский простор.

Ты с открытой душой славянина.

Город мой, все растет твой престиж.

В нем размах и шаги исполина,

Есть «Фракмастер», есть даже «Париж».

Ослепительно жаркое лето.

Ослепительно бела зима.

Я всему благодарен за это,

Раз судьба так решила сама.

Город мой, молодой и прекрасный,

Легким шагом тебя обойду.

Много лет здесь живу не напрасно,

Знаю,  лучше тебя не найду.

 

Вам – нефтеюганцы

Вам – нефтеюганцы,

В других краях цветут сады,

Но их давно покинул ты

И в двадцать лет уехал «по–пацански»,

Достиг мальчишеской мечты, -

С нефтяниками став на «ты»,

Остался навсегда в Нефтеюганске.

И несколько десятков лет

Потерь, открытий и побед

Чего хотел, в итоге ты добился.

И сожалений в этом нет,

Ведь буровых не меркнет свет,

С Югорским краем ты навек сроднился.

Нефтеюганску – сорок пять!

И вспоминаем мы опять

Первопроходцев, как в тайге бурили

Ведь память нам на то дана,

Чтоб не забыть их имена,

За то, что жизнь Юганску посвятили!

У нас сегодня юбилей

Поэтому не грех – налей

А ты родная не сердись, не надо

Не хмурь любимая бровей

Подпой, и взглядом обогрей

Друзья на праздник собрались, будь Лада!

 

В.И.ДеревянченкоДЕРЕВЯНЧЕНКО ВАЛЕРИЙ ИВАНОВИЧ

 

Живу, надеюсь и творю.

В себе Россию узнаю…

Душа, как ласточка, летает…

И от избытка чувств пою, 

Когда всё летом расцветает.

Плывут по речке катера

Меня рассвет в себя влюбляет

А зорька ранняя с утра

По травам ласково гуляет.

Когда весь творчеством горю

В своём большом, прекрасном мире,

Живу, надеюсь и люблю

Под небом Западной Сибири.

 

Первопроходцам-нефтяникам. 

  Были сборы тревожные,

  Но не думали никогда,

  Что болота эти таежные

  Нас затянут надолго сюда.

Мы в удачу поверили:

Что Сибирь нам, как мать,

Мы приплыли, на севере

Вместе нефть добывать.

    Многих усилий стоили,

    Я к невзгодам привык.

    А поселок, что строили,

    Стали звать Усть–Балык.

Были люди отважными,

И почти на бегу

Мы бурили здесь скважины,

Замерзая в снегу.

    Мы трудились, не спорили,

    И за этот вояж

    Подарили истории

    Нефтяной город наш.

Я оставил здесь молодость,

Добывая большую нефть.

А стране черное золото

Помогает взлететь. 

ДРУЖИНИН АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ

 

Югорская сторона 

По земле исходил я немало,  

Но, наверно, навсегда 

В душу мне глубоко запала,   

Югорской земли красота. 

Запах терпкий цветущих черёмух,  

Что склонились над самой водой. 

Белым цветом природы художник 

Разукрасил их майской порой. 

Изумрудом, сверкая на травах,  

Лёг туман поутру на заре. 

Разнотравье  Большого Югана 

Краски лета храню я в себе. 

И, конечно, забыть я не в силах  

Лямы-речки лесной берега. 

Поздней осенью грусти мотивы,  

Каждый год возвращают туда. 

А зима, серебром сияя,  

И снегами укрывшись, порой,  

К нам приходит, морозцем играя, 

Словно в сказку ведёт за собой. 

И за ней, поутру когда-то,  

Взяв рюкзак и немного галет, 

Я пойду на восток, ребята,  

Открывая Югорский рассвет! 

Ода любви

Любовью дорожить умейте,

Лишь ей живите Вы всегда.

Жизнь коротка, увы, поверьте:

Как миг летят наши года.

Любите всех: детей и внуков,

И стариков своих, а также жён.

Своих, чужих – не столь уж важно!

Пусть мир любовью будет полон!

И если кто откроет рот,

Взгляните и его простите:

Когда – нибудь он всё поймёт.

А правят сердцем и душой.

И лишь любовь повелевает

И нас ведёт всех за собой!

Всё суета, жизнь быстротечна:

Забудут даты, рубежи.

Мир лишь любовью только вечен – 

Об этом должен помнить ты.

И словом добрым, как бальзамом,

На сердце раны заживлять.

И сохранять в душе навеки

Любви небесной благодать!

 

Гимн нефтеюганских буровиков

Отцы начинали – продолжили мы

Бурение на нефть для великой страны.

Здесь лучшие годы прошли у тебя

И стала родною Югры красота.

 

Здесь недра для нас открывала земля,

И радость победы и грусть бытия.

Сквозь души прошли планы и метражи,

Об этом когда-нибудь ты расскажи.

 

Как вышки стоят у сибирской реки,

Как пласт нефтяной вскрывали тут мы.

О ночах без сна – сединой на висках.

Судьба нефтяная в надежных руках.

 

Все было и будет у нас здесь с тобой.

И новые планы и «куст» непростой.

Мы скважины строим  на совесть всегда

 

И добрая  память о том на года!

 

Команда «Югры»

Ветер странствий мечту воплотил нашу в явь.

Через три океана, десяток морей

Обошли вокруг света, пусть не первыми став,

Но по праву гордимся победой своей!

Каждый сделал что мог, миль немало пройдя,

И штурвал под рукой мы едва ли забудем,

Команда «Югры» стала словно родня,

Сколько было уже, а еще сколько будет…

Вахт бессонных ночных, плеск волны за кормой,

Океанских просторов необъятные дали.

Много видели мы в кругосветке с тобой

И забудем всё это мы в жизни едва ли!

Разве можно забыть то, что сам испытал,

Через душу пронёс голубые просторы…

О суровых морях за полярной пургой,

О коралловых рифах островов неизвестных,

О каюте своей, ставшей очень родной,

О далеких мирах и обычаях местных.

В море вновь нас торопит мечта,

Наш маршрут продолжаем по праву,

Путь далёкий прошли мы с тобой неспроста…

Для души и России во славу!

ЗОРИНА ЛИДИЯ НИКОЛАЕВНА

(1951-2020)
 

На яхте «Югра» вокруг света                     

В человеческой природе заложено стремление к перемене мест: подняться в небо, покорить горные вершины или, покинув земную твердь, отправиться в плавание, чтобы ощутить мощь и красоту океана. Океан… Безбрежный, необъятный, и такой простор, который невозможно представить на суше. Могучая стихия, а человек – песчинка перед ней.

«Маршрут, куда зовет мечта…»

     Многих манит мечта совершать кругосветное путешествие, испытать себя океаном. Но осуществить ее дано не каждому. Это по плечу отважным, смелым людям. В них любознательность соединяется с упорством в достижении цели. Немалую роль играют и материальные возможности – одной мечты тут мало…

     В Нефтеюганске в Центральной городской библиотеке состоялось заседание литературного объединения «Озарение». Перед собравшимися выступил Александр Дружинин. Человек он в городе известный: руководитель предприятия, спортсмен, поэт, альпинист, яхтсмен… многогранность его способностей и занятий питает дух творчества и то, что называют романтикой дальних дорог. В одном из своих стихотворений Дружинин пишет:

Полярная звезда нам светит,

                                    как и прежде.

И, не смотря на годы и дела,

Нас где-то ждет с тобою неизвестность

И тот маршрут, куда зовет мечта.

     А маршрутов, «куда зовет мечта», у него было очень много: Памир, Тянь-Шань, Кавказ, Байкал, Камчатка, Сахалин.…  Всего и не перечислишь. Был он в Англии, Греции, Германии, Канаде, США и во многих других странах. Александр Дружинин – путешественник со стажем. Отправлялся в пешие походы, совершал переходы через горные хребты, восхождения на горы. Участвовал в велопробегах, сплавах по рекам, становился на горные лыжи, совершал переходы на яхте.

Через Атлантику и Тихий

     Члены литературного объединения, затаив дыхание, слушали рассказ Дружинина об очередном этапе кругосветного путешествия на яхте «Югра». Александр раскрылся и как замечательный человек, и как поэт. Стихи собственного сочинения сделали его повествование более доверительным и душевным. Кругосветное путешествие нефтеюганцев состоит из нескольких этапов. А началось оно в 2008 году. В 2010 путь «мореманов» лежал от Канарских островов через Атлантический океан, через остров Барбадос до острова Гренада на Карибских островах. Там яхта была оставлена до следующего года, и в 2011 члены экипажа «Югра» прилетели в Гренаду, чтобы подготовить яхту к переходу через Тихий океан.

     Они отправились из Атлантического океана через Панамский канал, вышли в Тихий океан, через Галапагосские и Маркизские острова дошли до Таити. Оттуда через острова Кука и Тонга дошли до Фиджи, что в южной части Тихого океана. После этого нефтеюганцы вернулись домой. А их второй дом, служивший приютом на воде, свидетель приключений – яхта «Югра» - осталась дожидаться своих хозяев на острове Сува. Она отдыхает от походов под ласковый плеск волн при блеске солнечных лучей.

     Каких только необычайных пейзажей не повидали путешественники! Про такие места говорят: рай на земле. Пышная зелень, диковинные цветы, редкие птицы, животные, рыбы…  Дружинин, показывая видео об этих удивительных уголках на земле, прочел свое стихотворение:

Здесь ананасов – целые поля,

И хлебные деревья для тебя,

Кокосовые рощи и цветы –

Природа райской красоты.

Подводный мир, прекрасный и цветной,

И Тихий океан снимает зной.

Тут волны набегают не спеша,

Кораллов белых полоса,

Песок и ласковый прибой

О чем-то говорит с тобой.

Океан чувств

     Не только экзотический остров, но и сам океан удивил своей безграничностью, мощью, многообразием красок. Небо, такое необычное на закате и рассвете, вода – то алмазно-прозрачная, то зеленовато-голубая.… И настроение океана меняется – от безмятежной глади до сильных волн, бьющихся о борта судна. Путешественники должны были иметь не только опыт плавания, но и быть смелыми, выносливыми, уметь принимать верное решение в непредвиденных ситуациях. А такие ситуации были. Сам океан таит много загадок и неожиданностей. От одной мысли, что только 4 миллиметра (это толщина борта судна) отделяет тебя от бездны, где глубина более шести километров, становится не по себе, страшновато. А если непогода, шторм?! Но, может быть, опасность, риск и придают путешествию по океану остроту ощущений, или, как теперь говорят, драйв? Не это ли делает жизнь яркой, эмоционально насыщенной?

     Дружинину задавали разные вопросы, в том числе о членах экипажа. Он ответил, что за четыре года в кругосветном путешествии побывали 17 человек. В основном это жители Нефтеюганска, но были ребята из Москвы и Тюмени. Все они разные по характеру и возрасту, но их объединяет любовь к неизведанному, жажда открытий и путешествий. Такие люди видят мир во всем его многообразии и красоте. Виктор Тюрихин, Юрий Коробицин, Александр Дружинин составляют костяк экипажа. Хочется отметить и таких яхтсменов, как Вадим Быков, Валерий Баранов, Василий Морозов, Илья Нуриев. Путешествия дают им много впечатлений и знаний: новые земли, новые люди, новые краски.… Все это обогащает духовно.

Запах моря, цвет волны

     Путешественники – самые богатые и счастливые люди в мире. Ведь ни за какие деньги не купишь восторг, который переполняет душу при виде великолепных картин природы, невиданных ранее, а оттого загадочных, манящих и прекрасных! Александр Дружинин выразил это чувство так:

Что нас ждет там, впереди, сквозь рассветы и закаты:

То ли штормовые дни иль попутные пассаты?

Может, новые миры Вам откроются внезапно,

Только здесь поймете Вы – жизнь прекрасна и азартна.

Судеб вечный переход от рождения до заката,

Жизни подводя итог, вспомнишь все себе когда-то:

Кругосветки долгой дни, встречи, мили, ожидания,

Запах моря, цвет волны, звезд далеких мироздания!

     В планах у яхтсменов совершить еще два-три этапа путешествия, и кругосветка будет завершена. Но на нашей голубой планете столько удивительных и прекрасных мест, что, думается, яхта «Югра» не будет долго стоять на приколе. Счастливых вам плаваний, отважные «мореманы»!

  ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ КИРИЛЛОВ (СЕВЕРСКИЙ) 

 

Югра изначальная

Безветренно, морозно, тишина.

Туман на снег ложится пеленой.

Над крышами дымок.

А под трубой.

Дрова в печи трещат  и печь красна.

Простое и уютное жилье.

Здесь пахнет хлебом с тмином и сосной.

Здесь все давно течет само собой,

Никто не помнит: кем заведено.

Я постучусь в заветное окно.

Хозяева меня, конечно, впустят.

Я встречу утро новое без грусти.

Никто не помнит: кем заведено.

Здесь каждый новый гость

Как Новый год.

А Новый год встречают хлебом-солью.

Поделишься здесь радостью и болью.

Никто не помнит: кем заведено.

И будешь дальше путнику легко.

Дорога в радость,  а удача – рядом.

Здесь провожают только добрым взглядом.

Никто не помнит: кем заведено.

Полюбить этот край тяжело

Птица ль с криком легла на крыло...

Дождь во мрак ли вползает тревожно.

В каждом звуке я слышу одно-

“Полюбить этот край тяжело -

Разлюбить этот край - невозможно”.

Полюбить этот край тяжело -

Двое суток идем бездорожьем

Забивает глаза комарье,

Только все что прошел - то мое!

Разлюбить этот край - невозможно.

Пусть беда постучится в окно,

Пусть судьба ухмыльнется острожно.

Но со мною - как знамя мое -

“Полюбить этот край - тяжело,

Разлюбить этот край - невозможно”.

 

Город, ставший моей судьбой

Надоело искать и терять,

Ждать, надеяться, помнить и верить,

Биться в стену, в закрытые двери,

Поезда бестолково встречать,

Продираться сквозь заросли лжи,

Умываться чужими слезами,

Уходить проходными дворами

И в парадных заплёванных жить.

Пропаду я в далёких снегах.

Там тускнеют житейские драмы.

Там подземные кардиограммы

Чертят Время на белых снегах.

Здесь над дружбой не властны года.

Здесь удача – случайная радость.

Здесь имеют завидную слабость

На болотах растить города.

Белый город встаёт над землёй.

Белый город – суровый и нежный.

Город Веры, Любви, и Надежды.

Город, ставший моей судьбой.

 

adVnh4c9T28wprmQnSsTFQYispythHEPZbnSbMjXxWxLYJhnvyuagz0Wo2sknoRcS2QgKsML JekSK031Xe iUvxКРУГЛИКОВА ГАЛИНА ИОЗАПАСОВНА

 

В городе Нефтеюганске живу с 1966 года. Детство проходило на улице Серафимовской поселок Геологоразведчиков.

Работала в газете «Нефтеюганский рабочий» корреспондентом. 

Печаталась в печатных СМИ «Четверг», «За Юганскую нефть», «Здравствуйте, нефтеюганцы!», «Новости Югры» (г. Ханты-Мансийск), «Известия» (г.Тюмень), «Вести Придонья» (г. Павловск Воронежской обл.), «Молодой коммунар» (г. Воронеж).  Публикация размещена в Президентской библиотеке.

 Участвовала в издании книг: «Поклонимся Великим тем годам…», «Ты в памяти моей, Афганистан».

Исповедь

Валентина Васильевна Дорохова родилась 27 декабря 1926 года в городе Ленинграде, где жила на улице Куйбышевской, дом 13, квартира 4.

- Ленинград – самый красивый город на земле, особенно довоенный. Снабжение было хорошее. Строительство шло полным ходом. Милиционеры ходили по дворам. В каждом дворе – дворник, который следил за порядком днем и ночью. Жильцы перед каждым праздником мыли окна, - с ностальгией в голосе рассказывает она.

      В черный день – 22 июня – четырнадцатилетняя Валентина вместе с мамой Дарьей Гавриловной собирались в новгородскую деревню к тетке Евдокии. Дарья Гавриловна начала собирать вещи, а Валентину отправила в булочную. Вот попьют чайку – и в дорогу. Во дворе ей повстречалась женщина с ребенком, который горько плакал. Мать громко ругала его за то, что он бросил хлеб на землю. Она до сих пор помнит ее негодование. Кто знал, что через некоторое время брошенный кусочек будет сниться!

Все их планы нарушила война. Братья Алексей и Виктор ушли добровольцами на фронт, старшего Ивана с работы не отпустили. Сестра Евгения продолжала трудиться на заводе.

       С первых дней начали бомбить город, по немецкому радио Гитлер грозил «стереть с лица земли Ленинград». Разбрасывались листовки – «Ноябрь – декабрь – доедайте бобы, январь – февраль – запасайте гробы». Началась эвакуация. Дарья Гавриловна сказала, что никуда они не поедут – «будем умирать в своей кровати». Вскоре отец Василий Васильевич попал под бомбежку, дочь и мать похоронили его по-людски – на кладбище.

Потом начался голод. Ели траву в парке. Из столярного клея готовили холодец.  Дети подкармливались при церкви просвирками. Валентина ездила на передовую к брату Виктору, в честь которого назвала своего первенца, и там меняла табак (его выдавали некурящим братьям) на сахар и хлеб. Мучила цинга, десна кровоточили, ноги отнимались. Зарплату, как и прежде, выдавали деньгами, но что можно было на них купить? Мать как-то сказала – «скоро денег наберется мешок». Хлеб давали по карточкам. Бывали такие случаи, когда на глазах хватали твой пай с весов или из рук и тут же его съедали.

- Помои и «нужду» сливали во дворе, - продолжает печальную повесть блокадница. – Заедали вши, в 43 году стали давать талоны в баню. Был и каннибализм. Таких по закону военного времени расстреливали. Смерть заставала ленинградцев не только в кровати, но и на улице. Хоронили в общей могиле. Рыли ров и туда складывали тела.

Валентина Васильевна похоронила маму в декабре 1941 года на Серафимовском кладбище как положено – в гробу. В то время рытье могилы стоило килограмм хлеба. Тогда в сутки выдавали рабочим 250, служащим, иждивенцам и детям – 125, военным первой линии – 500, всем остальным в воинских частях – 300 граммов.

Валентина Васильевна пошла на завод «Знамя труда», на токарно-фрезерном станке вытачивала головки для снарядов. Уже в конце блокады ее отправили на месяц в Рыбинск на заготовку леса, но вернуться в Ленинград не пришлось. Потом вышла замуж за нефтяника, обзавелась детьми и осела в городе Нефтеюганске.

После войны много раз была В.В. Дорохова на улице Куйбышевской, хотя отчий дом разбомбили.

2004 год. И ее уже с нами нет… Телефонный звонок: «Галина Иозапасовна, хочу с вами встретиться, вы же встречались с Раисой Купцовой». Мы встретились. Мне не передать свое состояние… Мороз по коже… Исповедь… Мы жили с ней водном микрорайоне и еще раза два встречались возле моего дома. Вскоре ее не стало… Я помню Валентину Васильевну – маленькую, худенькую в бирюзовой плиссированной юбочке. Она не была одинока, родные и близкие и участковый, который заходил к ней попить чайку. 

Душевное горение

Удивительна человеческая жизнь:  встречи – расставания, разговоры – споры, правда – ложь, любовь – ненависть. И так всю жизнь. Как ее прожить? Как воспользоваться той единственной возможностью жить? Полноценно жить…  Рецепт один – быть самим собой, в ладу с телом и душой.

От горя и до наслаждения

Благословенные наши дни,

А потому ценю мгновения,

Какие б ни били они.

Эти строки принадлежат изумительной женщине – нефтеюганской поэтессе Регине Григорьевой. Наше с ней знакомство – длиной в тридцать лет с  лишнем. Познакомились, работая на одном предприятии, постепенно наши отношения как коллег переросли в дружбу. Какая она была? Честная и открытая, скромная и дерзкая, ответственная и порой до ужаса педантичная.

Жизнь у Регины складывалась не просто. Осталась одна с двумя дочками, подалась на Север. Грести лопатой деньги не посчастливилось – оклад в восемьдесят пять рублей не позволял. Все расходы были расписаны как по нотам. Помогать девочкам и обязательно ежемесячно высылать маме десять рублей. Помню, однажды Регина настойчиво зазвала меня к себе: «Знаешь, у меня будет шикарный ужин, приходи!». Удивительный был ужин – творог со сметаной и изюмом. Она умела радоваться и радовать. Моя дочь до сих пор помнит, как они с Региной Викторовой пили чай с яблоком. Сын вряд ли забудет свой первый огромный торт в день рождения. Рина, так ее звали в детстве близкие, выманила его на улицу и вручила подарок, который не вмещался в ладони. Он бережно нес торт на вытянутых руках, глаза святились от счастья.

Регина Григорьева была хорошим другом. Умела хранить тайны и поддержать в любую минуту. Добрым словом ее вспоминают друзья, бывшие коллеги, соседи, все те, кто ее знал. Григорьева стояла у истоков создания нефтеюганского литературного объединения «Озарения». На счету Регины Викторовны редактирование нескольких литературных сборников местных авторов. Своим учителем считала Е.Е. Петропавловского, которым восхищалась. Григорьеву связывали добрые отношения с нефтеюганскими поэтами. В творчестве Регины очень много стихотворных строк, посвященных коллегам по перу:

Дано фамилией навечно

Вам, Виктор,

быть всегда сердечным,

Красивым, стройным, одаренным

И никогда не побежденным.

Рина любила жизнь, женское начало в ней преобладало. Стройная, веселая словом, шикарная. Притягивала взгляд мужчин, вызывала восхищение. Любила и была любима.

Тону в глазах твоих красивых,

Сгораю на губах твоих,

Пьянею от минут счастливых –

Одно нам счастье на двоих.

Говорят, годы не красят, но это не про Регину Викторовну. Благородство души, доброта сердца не позволили овладеть ее телом и душой. Эмоции захлестывали Рину, глаза горели, вот только болезнь подкралась незаметно, и мы остались без нее.

Большую часть своей жизни она прожила в Нефтеюганске. Родилась в Твери, затем Горловка и земля Югорская. Она с восхищением пишет о бескрайнем Севере, любимом города:

Растет наш город северный

зимой, весной и летом.

Все в нашей жизни хорошо,

и мы поем об этом.

И не случится бед и войн,

ведь мы за все в ответе.

Да будет счастье и покой

на всей большой планете!

Регина Викторовна была человеком неравнодушным, остро реагировала на происходящее вокруг нее. Хотелось жить хорошо, и чтобы всем вокруг было хорошо. Долгие годы дружеские отношения связывали двух женщин – Григорьеву и Исламову, вдову Петухова. Познакомились они уже после трагической смерти Владимира Петухова. В каждый приезд ФаридыГареевны в город они встречались, вспоминали сложные дни. Говорили о Владимире Петухове. До конца своей жизни Регина Викторовна была благодарна ему за оказанную ее семье помощь. Отдельное место в творчестве Регины Григорьевой занимал этот сильный, мужественный человек:

На городских часах,

которые идут,

И стрелки говорят –

он был во всем примером.

Вот дети подросли,

и внуки подрастут.

Пусть знают и они,

как мы любили мэра.

Вот уже несколько лет как Регины Григорьевой с нами нет. Двадцать шестого марта ее друзья соберутся, и будут вспоминать человека, который оставил яркий свет в их жизни. В этот день по-особенному зазвучат заключительные строки из сборника стихов Регины Григорьевой «И слова, словно птицы…», еще ярче и сильнее:

Пусть высокий дар

Душевного горенья

В нас не иссякнет

До последнего мгновенья!

На земле Юганской живет немало одаренных, добрых и открытых людей, так пусть их высокий дар радует нас и вдохновляет.

 

КУРНИКОВА ТАТЬЯНА ИВАНОВНА

 

Я оператор - и этим горжусь!

Город нефти и газа-

-Юганка река.

Мы влюбились с мужем

В твои берега.

Прилетели сюда

Ни за длинным рублём.

Совершенно не зная,

Что же будет потом.

-Романтики хочешь?

-Здесь её ты найдёшь!

-Оператором в котельную

Спросили, пойдёшь?

В таёжной глуши

Буровая стояла.

В железной котельной

Я свой путь начинала.

Котлы паровые

И море задвижек.

И грохот такой,

Что себя не услышишь.

Пар подавали на буровые,

Нефтью топили котлы паровые.

Холодно было, выли метели.

Трудно нам было

Но мы уцелели.

На вахте, в котельной

Я поняла-

-Ничего б не построили

Без нас, без тепла.

Ни вырос бы город

На Юганке- реке.

Ни взвились бы в небо

Буровые в тайге.

На Югорской земле

Я четверть века тружусь.

Я Оператор - и этим горжусь!

 

Нефтеюганску – 45 лет!!!

Мы сюда на  заре   прилетели,

Нефть добыть для России хотели

На прочность себя испытать  

 И романтики ложкой большой похлебать.

Приземлились. Город нефти и газа.

Аэропорт был набит до отказа.

Город - как в пробуждающем марте,

Его не было даже на карте.

Нефтеюганску исполнилось 10 лет.

Он добывал двух миллионную нефть.

Буровые меня поразили,

Красотою своей ослепили.

И 7 лет пролетели, как птица,

Чёрной нефтью довелось нам умыться.

Край суровый красив даже в стужу,

Мы влюбились в него вместе с мужем.

Город строили, нефть добывали.

И три дочери у нас подрастали.

Этот край их любить мы учили.

По тайге часами бродили.

Бруснику, клюкву, грибы собирали,

В спальных мешках у реки засыпали.

Просыпались на ранней зоре,

Ловили рыбу в Усть–Балыке.

Кедры до неба, валежника хруст.

Калины, рябины раскидистый куст.

На катере плыли по Юганке – реке.

Такой красоты не увидишь нигде.

Город любимый миром всем строили.

Спорткомплекс, проспекты, аллею построили.

Сюда мы летели лет так на пять,

А пролетело все тридцать пять.

Выросли дети, внуки  растут,

Нефтеюганск – Родным все зовут!

10-ти  миллиардную нефть он добыл.

Великие судьбы здесь он вершил.

Мы с мужем гордимся любимый наш град.

За тебя нам присвоили много наград.

С почётом и гордостью внукам вручаем,

Нефтеюганска судьбу мы им завещаем!

Пусть сроют наш  город они для себя

И трудятся так, чтоб гордилась Страна!

Нефтеюганску исполнилось 45 лет!

Добыча нефти и газа – вот его след!

С днём рожденья, наш город, мы любим тебя!

 

Судьба нас связала с тобой навсегда!

МОКРОУСОВА НАДЕЖДА КОНСТАНТИНОВНА

 

Ода Нефтеюганску

Стоит величаво

Мой город родной.

Тут нефти начало-

Зовётся  Югрой.

 

Здесь нефть добывали.

Тонули в снегах.

И песни звучали

В промёрзших балках.

 

Я - из Нефтеюганска.

С морозом на – ты.

Здесь речка Юганка

На  клумбах цветы.

 

Мы город прославим

Судьбой трудовой

Тебя не оставим -

Мы вечно с тобой.

 

Весною нам песни

Поют  воробьи.

Живем мы все вместе

В трудах и любви.

 

Здесь выросли дети

И  внукам здесь жить.

Ты лучший на свете.

Тебя не забыть.

Малая родина

 

Разнеслась по околице

Соловьиная трель.

Задержалась бессонница

Забрела в мою дверь.

 

Петушиная песня

Наземь сыплет росу

И берёза кудрявая

Распустила косу.

 

Легкой струйкой слезинка

Потекла по лицу.

Зарастает тропинка

К родному крыльцу.

 

Зазвенит колокольчик,

Чуть забрезжит рассвет,

Застрекочет кузнечик

И свой шлет мне привет

 

На заброшенной пашне

Зацветает осока,

Что же днём тем вчерашним

Я умчалась далёко?

 

И тоскует сердечко

О заброшенном доме.

Ветхим стало крылечко,

Как сноп желтой соломы.

 

И засветиться ль горница?

В доме станет светло?

Возвратиться ли горлица

В то родное гнездо?

 

МОРКОВКИНА ВАЛЕНТИНА ФЕДОРОВНА

 

Старожилам

По старинке спешу на Пятак,

Полной грудью вдохнуть вольный ветер.

Повелось уже издавна так –

На Юганку спешили под вечер.

К горизонту привольно река

Неоглядною далью лучится…

С ветром свежим гуляешь пока,

Груз забот и тревоги умчится.

Пятачок – это юности память,

Символ сильных, отважных людей,

По тайге шедших к нефти упрямо,

Не ища проторенных путей.

Не пугали их злые морозы,

Досаждали слепни, комары,

Неустроенность, ливни и грозы

Незнакомой таежной Югры.

В синих водах Юганской Оби

Солнце рыжие локоны моет…

В бронзе был монумент здесь отлит

Тем, кто город мечтал построить.

Дух романтики в бронзовых лицах,

Сквозь металл в них лучится душа, 

Нашей  памятью жизнь их продлится,

Дети, внуки задел их вершат.

Ныне город нас холит уютом.

Молод, он, нет ему полувека.

Детвора виражирует круто

В велогонках бравурно по трекам.

Цветники, путевые развязки,

Эстакады, фонтаны, дворцы…

Да, не многие верили в сказку,

Ту, что создали люди-творцы.

Мы по берегу с внуками бродим.

Пробегают года – это так,

Но у внуков моих чувство Родины

Пробуждает наш славный Пятак.

Мы дети Сибири

Югра – это сердце сибирского края,

Стран видела много – прекрасней не знаю.

Звучат над Югрою таёжные песни,

Как гимны, пою я с ветрами их вместе.

Здесь я повзрослела, здесь выросли дети,

Ты сердцу отрада, всех проще на свете.

Мы строим дороги, мосты и дома,

И нас не пугает морозом зима.

Снега заметали и вечер качал,

Романтикам здесь находили причал.

Югра ты моя! Здесь мои земляки.

Мы  - дети Сибири. Сибиряки.

Северное

На Юганской земле,

На ладонях озёр

Птицы плавный ведут хоровод.

Здесь богата тайга,

Здесь привольны луга,

Здесь живёт

Работящий народ.

Ты душою, дружок,

Предо мной не криви:

Не мечта нас сюда завела.

Мы хотели пожить здесь

Чуть – чуть,

Года три, - 

Заработать, поправить дела.

А где три – там и семь,

Ну а там насовсем – 

Засосала  таёжная синь.

И мороз – чародей

Снежной сказкой своей

В наших душах

Мечту пробудил.

Мы возводим мосты,

Мы стране дарим нефть,

Строим город

Прекрасной мечты.

И покинуть

Юганскую землю теперь

Уж не сможем ни я и ни ты.

Нефтеюганск

Нефтеюганск – столица нефтяная,

Олимп романтиков, поэтов и певцов.

Брожу аллеями, гуляю у фонтана –

Любуясь городом строителей-творцов.

 

Всё дорого мне, любо, всё знакомо

На улицах, площадках, у дорог.

Уютно в этом городе, как дома,

С любовью убран каждый уголок.

 

Как в добром доме, здесь родятся дети,

Поскольку много молодых семей.

Благословляют жить в любви, совете

Святые Петр с Февронией своей.

 

Нефтеюганск – вокруг тайга без края,

Не считано орехов и грибов,

И ягод здесь – лесная кладовая,

А в водах рыбы! – радость рыбаков.

 

Нефтеюганск, хранят тебя,  мой славный,

От всех невзгод, ненастий и от бед

Любовью люди, храмы православья,

Медведь и мусульманский минарет.

 

Наш двор

Самый лучший двор у нас –

Все  ребята – просто класс!

С нами все хотят дружить,

Все хотят поближе жить,

А домов всего четыре,

Каждый занял по квартире,

Но однажды кран пришёл,

Место меж домов нашёл,

И построил новый дом

9-ти этажный.

Он стоял красивый самый

И немного важный.

Вскоре привезли машины

Кресла, стулья и картины,

Ну а главное – ребят.

Наш пополнился отряд!

Во дворе у нас не тесно,

Так же шумно, интересно.

Да к чему весь разговор?

Приходите к нам во двор!

петренкоПЕТРЕНКО БОРИС ИВАНОВИЧ

 

***

Клин за клином проносятся птицы,

С грустью кличут меня за собой.

Ах, не кличьте вы, гуси, не надо,

Я навеки повенчан с Югрой.

Лучше вы возвращайтесь весною,

Приносите тепло на крылах.

Я дождусь вас с рассветом багряным,

Буду с вами я в мыслях и снах.

Пролетая над степью родною,

Принесите мне дух ковыля

И дурман серебристой полыни,

Что так манит доселе меня.

А еще передайте, что помню,

Помню осень, и дождь, и грозу,

И по-детски доверчивый образ

По сей день в своем сердце ношу.

В тайге

Вновь закаты  багрянцем  пылают 

И тайга позолотой горит,

Караваном летят  паутинки

И тепло еще солнце дарит.           

Только воздух все чище и громче, 

Уж листва под ногою  гремит.        

И  тропинка над  речкою  Тихая

Вглубь урмана  манит и манит.   

Я по ней прохожу, как и прежде, 

Но всегда нахожу новизну,         

То берез чистоту  непорочную,   

То черемухи,  словно в дыму.      

А сейчас она вся в позолоте,

И не смея ногою  ступить,       

Я стою, тишиной  зачарован,

Лишь ручей колокольцем звенит.

 

 

Пушкин

ЕВГЕНИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ

                   (1932-2012)

 

Давай поговорим.

Осенний дождик капает за ворот,

С домов смывая краску, словно грим…

Давай с тобой поговорим, мой город,

О жизни, о любви поговорим,

О том, что время мчится слишком скоро,

Мелькают дни как кадрики кино.

Вот и тебе уже настало сорок,

И мне уже за семьдесят давно.

Нам в прошлое с тобою нет возврата,

Хоть ностальгия тянет как магнит.

Фамилии, события и даты –

Их наша память бережно хранит.

Ты помнишь, по путёвкам комсомола

Шла молодость осваивать тайгу.

А был тогда ты маленьким посёлком,

Возникшем на пустынном берегу.

Пусть жили не в хоромах, а в бараках,

Болота да тайга - не райский сад.

Но шли на вахту люди как в атаку,

Не требуя ни денег, ни наград.

В песок вгрызались вышки буровые,

И днём, и ночью гул как на войне.

И хлынули потоки нефтяные,

Ручьями растекаясь по стране.

Сибирь такого штурма не видала,

Где каждый первый рвался быть «первей»,

И Родина достойно отмечала

Своих неугомонных сыновей.

Шагали гордо в праздничных колоннах,

В сиянье золотистых орденов:

Карамов, Аллояров, Филимонов,

Сергеев, Агафонов и Смирнов,

Фаррахов, Самоловов, Задорожный…

Да разве всех их можно перечесть,

Кто делал то, что слыло невозможным,

Кто через труд успех познал и честь.

А час досуга, как он был прекрасен:

Лелеял слух гитарный перезвон,

Там пел Панфилов про весну на трассе,

И Салмина звучал аккордеон.

И от улыбок расцветали лица,

Когда на сцене у буровиков

Читал матрос Володя Коревицкий,

Плыл в танце школьник Миша Метаков.

Спортивных обществ поднимались флаги

Хоть снег, хоть грязь – спортсменам нет преград.

Даёт свисток физорг Володя Шагин

На матче производственных бригад.

Кипела жизнь бушующим потоком.

В победном ритме двигалась страна…

Каким всё это кажется далёким,

Пришли совсем другие времена.

Повсюду нас встречают перемены –

В работе, в отношениях, в быту.

Ты стал большим, солидным, современным,

Твои дома рванулись в высоту.

Степенный ритм жилых микрорайонов,

Асфальт проспектов, зелень площадей…

Но все такой же дух неугомонный

Твоих прекрасных северных людей.

Всё также ввысь взмывают буровые,

Всё так же славен труд в родном краю,

И верю я, что руки молодые

Продолжат с честью летопись твою.

Осенний дождик капает за ворот,

С домов смывая краску словно грим.

Нам много лет. Будь счастлив милый город!

И мы с тобой еще поговорим.

Родина наша

 

Здесь берёзы, да ели

Здесь снега, да метели,

Здесь болота, да топи

И полно комарья.

Но для нас нету краше

Это Родина наша,

Наша верная пристань

Твоя, и моя.

Припев:

Мой славный город это нефть и газ.

Суровый труд не терпит громких фраз.

Я так люблю твои дома и улицы

И говорю о том не в первый раз.

Мой город  - тысячи задорных глаз,

Улыбки добрые встречают нас.

Тобой как песней вся Югра любуется

Мой город юности – Нефтеюганск.

 

Было сказано:  «Надо!»

И поднялись бригады,

Чтоб подземные клады

Получила страна.

И по трубам далеко

Нефть рванулась потоком

Прославляя  героев

Своих имена.

Припев:

Где качаются кедры,

Дуют бойкие ветры,

Вырос город – красавец

Над простором седым.

И Россия гордится

Нефтяною столицей

Будь же счастлив, мой город,

Будь всегда молодым.

Припев:

пономарПОНОМАРЁВА ЛЮДМИЛА ИВАНОВНА

Новогодняя ночь

Год 2016-й подошел к своему финалу. Год – непростой, для нефтеюганцев особенно, одним словом, - високосный. Все с нетерпением ждут его окончания. Город приготовился к встрече Нового года: на центральной площади Нефтеюганска ледяной городок в кремлевском стиле с нарядной ёлкой, такие же праздничные ёлки в микрорайонах, повсюду гирлянды, подсветки. И природа, как будто в награду за все пережитое, подарила чудную погоду: легкий морозец, пушистые снежинки, ни ветерка. Умиротворение!

В окнах домов зажигаются огни, люди спешат накрыть праздничные столы, проводить старый год и встретить Новый. С экранов телевизоров льется музыка, звучат поздравления городских властей. С последними словами Президента страны В. Путина под бой курантов небо Нефтеюганска осветилось тысячами огней от фейерверков. Люди поспешили на улицу увидеть сказочное представление, прильнули к окнам детвора и старики. На минуты город превратился в сказочный мир. От радости люди обнимались друг с другом, поздравляли совсем незнакомые прохожие, кто-то в карнавальных костюмах. Как будто из сказки появляются Деды Морозы. Сложно в такую ночь усидеть дома.

Тихо падают снежинки, сверкает огнями мост через Юганскую Обь. Храм Святого Духа с высоты своего полета как будто парит над землей, сливаясь с небом и осеняя своим светом все вокруг.

Город Нефтеюганск вступил в Новый 2017-й год – юбилейный. 50 лет! Много это или мало?! Каждый рассуждает по-своему. Для старожилов – это целая эпоха, которая пронеслась как одно мгновение, с трудовыми подвигами добычи нефти, возведение города на болоте. Для молодых – «город-сад», не молодой и не старый, в котором комфортно жить, учиться, создавать семьи.

А снег все падает и падает, укутывая все вокруг пушистым белым покрывалом. Под утро стихают хлопки фейерверков, гаснут в домах огни, город погружается в сказочные сны. Верится, что с Новым годом в каждый дом придут радость, добро, любовь, исполнение заветной мечты.

РЕЧКИН ВАДИМ ДМИТРИЕВИЧ

Q9mmo6gor A

Пороша

Рано проснулся чем-то встревожен,

Выглянул и осторожно шагнул за порожек.

Вдруг, неожиданно смачно и вкусно

Утро морозное треснуло с хрустом. 

Щедро просыпанное ночью Богами

Вот оно чудо! Хрустит под ногами. 

Шаг отдается хрустом капустным,

Легким ознобом, азартом и грустью. 

То-то мечталось вчера о хорошем.

Есть перенова – ночная пороша.

Срочно на улицу и поскорее

Станем все лучше, чище, добрее.

С птичьим ли щебетом, с ветром ли свежим,

Шагом своим холст пороши нарежем. 

Старые тропы, сумбур, многоследье

Все это в прошлом, забытом намедни. 

С первой ночной

Настоящей порошей

Мы распростились с пыльным и пошлым.

Серое – в прошлом!

Грязное – в прошлом!

Княжество свежести!

Мир прихорошен -

Это пороша, ночная пороша! 

Первых следов протянулась цепочка,

День будет щедрый, удачный

И точка! 

Утро обычное. Жизни осколок.

Снежной невинности век так недолог.

Вмиг полотно ослепительной шали

Смяли ногами и растоптали.

И посредине грязного крошева

Мнемся

И ждем почему-то хорошего.

Свежего снега ль, как очищения?

Ждем,

Будто молим о всепрощении.

 

РЫМАРЕНКО ВАЛЕНТИН АНАТОЛЬЕВИЧ

 

Я живу в том краю

Я живу в том краю,

Где целуются зори,

Где бескрайны просторы

И тайга, всё тайга!

Рекам здесь нет числа...

И болота, озёра

И главнее всего

Красота – Обь-река!

Здесь приезжие люди

С уголков всей страны необъятной,

Нефть нашли

На югорской земле

И построили тут города!

Город мой,

Молодой и прекрасный,

Много вложено сил и труда!

Он и гордость,  и кров,

И навек мой – судьба!

К юбилею города

Хожу я берегом Юганки,

То место раньше

Называли «Пятаком»,

Теперь на нем

Стоят многоэтажки

И церковь , и музей построены на нем!

Кто знал «Пятак»,

Тому весьма наглядно,

Как вырос город,

Как похорошел!

Года летят,

Проходят безвозвратно,

Люди все так же

В труде здесь живут –

Нефть Стране добывают

И хотя не гладко

Бывает порой,

Но строят и украшают

Неповторимый город свой!

И нам, старожилам,

Приятно вдвойне –

Труд не пропал даром,

И вместо знаменитого «Пятака»

Красавец город

На месте старом!

 

К юбилею Югры

Вогульский край

Нетронут был до времени,

Жил привольно, не спеша,

Купцы товары привозили –

Обратно рыбу и меха.

Но есть среди народа люди –

Им в тягость прозябать,

Им до смерти нужно

Хоть что-то открывать!

И здесь вот нефть открыли,

Кормили всю Страну,

При этом не заметили,

Как так же вот успешно

Загадили тайгу!

Рыбы стало мало –

Так, щука иногда,

И зверя истребили –

Управились сполна!

Ах, люди, люди, люди,

Что ж вы натворили?

Вы тайгу-кормилицу

В свалку превратили!

Вы сюда приехали,

Чтобы созидать,

В лес ходить, с природой ладить,

А не все вокруг загадить.

 

САРБИНА ЕЛЕНА

Сарбина

Истории военного детства

Мой отец, Сапецкий Вильям Александрович, родился 19 июня 1937 года. Его детство пришлось на годы Великой Отечественной войны. Но, несмотря на все тяготы военных лет, отец охотно рассказывает о том времени, в его воспоминаниях есть истории и страшные и смешные. Нам, детям и внукам, всегда интересно слушать его рассказы о войне. Мы записали с его слов рассказы о военном детстве, чтобы сохранить их как семейные ценности. Вот некоторые из них.

История №1

 Шел 1942 год. Наша семья после начала войны переселилась из Киева  в село Антоновка Киевской области. Нас у матери было тогда четверо детей - две мои старшие сестры, я и мой младший брат Лёня, которому шел второй год. Наше село было оккупировано немцами. Они могли зайти в дом и взять все, что им захочется. 

Однажды поздно вечером, когда мы, дети, уже сидели на печи, готовились ко сну, в дом зашли три немца, два солдата и офицер. Один солдат схватил курицу, потом сунулся в печь за едой, другой пошел в комнату за вещами. Мать закричала: «Пане, нет уже ничего, все забрали». А офицер стоит на стрёме, наблюдает. Вдруг маленький Лёня, в рубашонке без штанов поворачивается на печи и показывает немцам голую попку, бьет по ней и кричит: «Пане, нате вам хлаку!». Тут подходит офицер к матери, выхватывает пистолет, перезаряжает затвор и кричит: «Матка, ком герр!» И на ломаном русском говорит: « Это ты учишь свой партизан? Жалко, что их у тебя много, а то бы я тебя убиль».

История №2

Это было в канун 1943 года. У нас в доме квартировали офицер с денщиком. Перед Рождеством офицер получает из дома посылку: в коробочке новогодняя елка – простая палочка, утыканная куриными перьями, раскрашенными в зеленый цвет, и наряженная миниатюрными игрушками, свечками, наверху свастика. В комнате немцев играло радио, была слышна музыка, офицер с денщиком  пели песни. Мы все по очереди подглядывали в щелку дверей, видели, что там было два бочонка меду, два или три мешка печенья, и слюнки катились от вида их лакомств. 

На следующий день поутру немцы обязаны были ехать на фронт, который стоял в 20 км от села. Мы,  дети, под угрозой матери не могли заходить на половину немцев. Офицер наказывал: «Матка, не дай бог, если я замечу твой партизан в наша комната». Но когда они уехали, нашему любопытству не было предела. Нас так и подмывало проникнуть туда и проверить закрома. И маленький Леня улучил момент и проник в комнату немцев. Его, конечно, заинтересовала елка. Но она стояла не на самом краю стола. Он мог достать до нее, только став на цыпочки. Он взял елку, не удержал ее, и она упала на пол. Несколько перьев отвалились от елки. На шум прибежала старшая сестра, закричала в испуге: «Что ж ты наделал?». Леник  в страхе выскочил из комнаты…

Старшая сестра Виля как могла восстановила елку и поставила ее на место. Вечером приехали с фронта офицер с денщиком. Офицер, предвкушая продолжить праздник, быстро прошел в свою половину и…о, ужас! Он обнаружил, что елка не в первозданном виде. Истерический крик: «Матка! Твои партизан что натвориль!!!»

На крик прибежала мать, стала извиниться, умолять, что это самый маленький, не досмотрели, мол, простите. Офицер в сердцах махнул рукой. Видимо, подумал, что бесполезно бороться с этими мелкими партизанами.

История №3

У нас была собака Жук породы водолаз, большая такая, черная. Этот же офицер, живший у нас, поутру набирал в карманы печенья, выходил на крыльцо и кричал: «Зуцок! Зуцок!», так он звал нашу собаку. Прибегал Жук, становился передними лапами ему на плечи, и они смотрели друг другу в глаза. Офицер доставал из карманов печенье и кормил его из рук. 

В очередной раз при выезде офицера на фронт мы все-таки поживились дарами немецкой Германии. Мы залезли в его комнату и набрали печенья, сколько могли. Что было, не помню, но, судя по тому, что остались живы, вылазка прошла незамеченной.

История  №4

В очередной раз летом после обеда над нашим селом пролетело несколько стреляющих друг в друга самолетов. Моя семья и все вокруг попрятались, кто куда мог. Слышны были взрывы. Мы сидели в укрытии очень долго.

 Когда все стихло, мы вылезли, и первое, что бросилось в глаза, это было белье, которое сушилось на улице. Оно было все как решето в дырках от пуль. Видимо, бой был жаркий. А наша собака Жук как спряталась в конуру, так долго еще не вылезала.

76 лет назад закончилась та страшная война, отгремели бои. Постарела давно тех времен детвора… С каждым годом все меньше детишек  войны… Живите долго, наши дорогие – родители, бабушки, дедушки. Спасибо вам всем за наше счастливое детство. 

Свиридов

 ГЕННАДИЙ СВИРИДОВ

(1950-2021)

 

Годы – голуби

«Вот и стали мы на год взрослей…»

На висках седины серебро,

И лицо наше стало добрей,

И улыбкою светит оно.

Годы-голуби к нам прилетают

И садятся на плечи судьбы.

Этот груз нас всегда угнетает

Каждый раз на пороге весны.

А пока вы цветёте, родная,

Через год вам уж «ягодкой» быть,

Извините, моя дорогая,

Я вас всё-таки буду любить!

Годы-голуби, вы мне скажите,

Сколько вас еще пролетит?

Вы же нас никогда не щадите,

Но сейчас я прошу: подождите,

К Даме Сердца моей не спешите,

И преступную поступь уймите,

Чтобы вечно была молода – 

И цвела! И цвела! И цвела!

Друзьям

Вы мне не пишите давно,

Зайти ко мне вам недосуг,

Иль позвонить, как в том кино,

Спросить: «Ну, как живётся, друг?»

И я отвечу: «Всё прелестно!

И дел полно,  и суета,

И даже где-то интересно – 

В жизнь претворяется мечта».

Года уходят всё быстрее,

Но надо усидеть в седле,

Хоть тьма в глазах становиться темнее,

И рано еще думать о судьбе.

Тяжёлый камень давит грудь,

И безысходность – мой удел,

Сейчас влачу свой жизни путь,

Всё думаю: что в ней успел?

Я не живу, я прозябаю,

Но прозябать я не хочу.

И всё без устали мечтаю,

Что вновь, как прежде, полечу.

Не знаю, долго ли продлятся

Терзания души моей,

И очень трудно соглашаться

Мне в безопасности своей.

Конечно, бросить можно всё,

Но надо жизнь начать сначала…

mUjfmO49DBo

ЭЛЬВИРА СЕТИНА

 

Любимая Югра

Снежинки за снежинками

С седых небес слетают

И сказочными льдинками

Ложатся и не тают.

А если солнце выглянет,

Прольется на снега – 

Еще волшебней выглядит

Сибирская тайга!

И каждой новой песнею

Сибирь мы прославляем!

И в юбилей родной Югры

Мы искренне желаем:

Чтобы была украшена

Она, словно бриллиантами,

Свершениями нашими

И нашими талантами!

Югория  любимая,

Родная сторона!

Такие, сердцу милые,

Дала нам имена!

И именами этими

Всех ласково зовут,

Кто жить сюда приехал

Или родился тут:

Северянами, югорчанами

Да сибирскими россиянами!

 

слауцкаяСлауцкая Ольга 

***

Будит зимнее молчанье

Бойким гвалтом воробей.

Дачи дремлют в ожиданье

Суеты весенних дней.

Погрузившись в сон глубокий,

Молча домики стоят.

Но уже видны намёки

Смены календарных дат.

Словно зверь на мягких лапах,

Тихо с крыш сползает снег,

И ручьи в плену сугробов

Робко шепчут про побег.

Свежесть влажную вдыхая,

Ты, закрыв глаза, стоишь.

Обновлению внимая.

Тихо снег сползает с крыш…

***

О, моя непокорная муза,

Поспеши же ко мне, поспеши!

Подскажи мне размеры и рифмы,

Чтобы выразить тайны души.

Ямбы, дактили или хореи

Ты напой в полуночной тиши.

Стань, капризная муза, добрее

И мой дом покидать не спеши!

В суете городов миллионных

И в простой деревенской глуши

Шепчешь ты, вездесущая муза:

«Возьми ручку, блокнот и - пиши!»

Городская зарисовка

Утро взбодрило город ядрёным тридцатиградусным морозом. Словно зима опомнилась и вместо смешливой румяной девочки в шапке набекрень решила явиться сегодня блистающей бриллиантами королевой в элегантных соболях и горностаях. Город понимающе вздохнул, выпустив клубы густого пара всеми трубами котельной, и принялся в срочном порядке подстраиваться под очередной каприз хозяйки.

Взъерошенные ночным гулякой-ветром улицы сонно подмигивали фонарями укутанным по самые глаза ранним прохожим. На перекрёстке недовольно урчали и переругивались клаксонами заиндевевшие машины. Нервно плевались выхлопными газами продрогшие до самых подшипников легковушки с изузоренными изморозью окошками. Красная изогнутая иномарочка кокетливо моргала оранжевым глазом сурово застывшему кроссоверу. Внезапно в соседний ряд, скалясь наглой хромированной мордой, танком вклинился крузак и, эффектно подрезав нерасторопный седан, первым рванул по центральному проспекту.

Оторопевший светофор замешкался и едва успел переключиться с красного сигнала на зелёный. Пешеходы пингвиньими стайками бойко захрустели подошвами, пересекая невидимый под утоптанным снегом переход, и рассыпались в разные стороны по прихотливо раскинувшимся в разные стороны улицам. 

Луна аккуратным полукругом устроилась на снеговой подушке, услужливо подставленной крышей многоэтажки, и томно поглядывала на спешащих внизу горожан. Заметив чей-то пристальный взгляд, луна побледнела и смущённо прикрылась пролетающим мимо легким муаровым облаком. Вздохнула и выглянула снова. Так и есть. Нахальная девица в мохнатой шапке, потирая нос варежкой, смотрит во все глаза и что-то шепчет под этот самый замёрзший, но по-прежнему любопытный нос.

Луна нехотя скатилась с крыши и затерялась в лебяжьем пухе облаков, которых тем временем нагнал откуда-то с севера пройдоха ветер. Он знал, что Зима уже садится в сверкающие ледяные сани и с первыми лучами позднего январского солнца отправится осматривать свои владения. Памятуя о вчерашнем нагоняе за подчистую сметённый с веток пушистый иней, которым снежные феи всю неделю старательно укутывали уснувшие деревья, ветер расстарался и раскрасил небосвод легчайшим узором, подсмотренным в галерее на полотне местного малоизвестного художника. Он уже хотел было шумно вздохнуть от того, что никто из суетливых горожан не замечает его творение, но вовремя спохватился и умчался навстречу красавице-зиме.

соловСОЛОВЬЕВА ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА

 

Любимый город

…А листву убрали дворники в мешки.

Ждет зимы любимый город у реки.

Стали клумбы без цветов черным-черны.

Ждет зимы любимый город. Ждет зимы.

Рвутся в небо спицы-ветви у берез.

Запах снега ветерок с собой принес.

Воплотила церковь белая мечты.

Рядом с нею вырос памятник святым.

Князь с княгиней новобрачных мирно ждут,

Как святыню сохранять любовь зовут.

И молитвы вознесут за город мой!

У фонтана снова встретимся весной.

У ХРАМА ВСЕХ СВЯТЫХ

Пахнет клевером поляна,

На траве лежит роса.

Солнце яблоком румяным

Покатилось в небеса.

Летним утром в этом сквере

Песню хочется запеть

И звучит в душе: «Я верю!» -

В такт шагам густая медь.

У церквушки белой-белой

Лилий выстроился ряд.

Бабочки полетом смелым

Мне о Боге говорят.

А вокруг светло и свято…

Птицы с листьев пьют росу,

И деревья как солдаты

Службу раннюю несут.

Смысл жизни

Стоит жить

Ради добрых и светлых мгновений -

Даже если от вас отвернулась удача,

Даже если вы бродите по лабиринту,

Заблудившись в тяжелом предательском мраке.

     Стоит жить

     Ради свежих и алых рассветов,

     Ради тайн и загадок бездонного неба…

     Ради солнечных дней,

     Ради капель дождя,

Ради искренней дружбы и чистой любви,

                                                                      Ради верных друзей…

                                                                      Но, для Бога живя,

                                                                      Не найдем лучше смысла для жизней своих.

         Стихи

Из-под пера ложатся строчки.

В них чьих-то мыслей отраженье,

Души заветные движенья -

С заглавной буквы и до точки.

         Размер пускай небезупречен,

         И рифма не всегда красива,

        Но дышит в них живая сила,

        Что вышла из понятий вечных:

В них - искренность и благородство,

И всё, что мы зовем прекрасным.

Тем, у кого на сердце тяжесть,

Пусть станет легче и свободней.

«Нет выше той любви…»

За всё приходится платить:

За жизнь, за счастье, за удачу.

Лишь жертвуя, спасёшь других.

Тот не смеется, кто не плачет.

      "Не сохранишь, не потеряв..." -

      Суров и стар закон извечный.

      Но только тот бывает прав,

      Кто жертвует - и бесконечно:

Во имя жизни и любви,

Друзей, которых обманули,

Шагает, спину распрямив,

Вперед – под плети и под пули, -

     Спасая тех, кто духом слаб,

     Чья очередь настанет позже,

     И, радость бытия познав,

     Уходит, расставаясь с прошлым.

…Уходят тихо – так ветра

Уносят листья в край далекий.

Им смерть как милость - до утра

Не оставаться одиноким.

     Они легендой на Земле

     Останутся - какими были,

     А их следы - звездой во мгле -

     Мы ищем в придорожной пыли.

 

черЧЕРНОВ ВЯЧЕСЛАВ

Странный город - Нефтеюганск                              

Город с этим именем на карте?

Кажется мне, что-то здесь не так!

А, махну на поезде в плацкарте,

И узнаю, что на Северах!

Там медведи лазают по кедрам,

Заживо съедает мошкара,

Солнце не справляется со снегом,

И шаманы с бубном у костра!

Всё же: как там люди выживают?

Неужели всё-таки живут?

Может быть, на месяц приезжают,

А потом, закрыв глаза, бегут!

Люди в целом странные  создания,

Русские особенно, вдвойне.

Там, где трудно, страшно, непролазно,

Там добудут эти люди нефть!

Только вижу – городок красивый!

И учтите всё же параллель!

Тёплые, добротные квартиры,

Добрые улыбки у людей!

Здесь звезда Полярная – призванье!

Обь целует эти берега,

Нефтяные вышки-изваянья,

И куда не бросишь взгляд - тайга!

Это нефть!

Теплом её согретый,

Город, затерявшийся в снегах….

Я сдаю обратные билеты -

Остаюсь с тобой, Нефтеюганск!

                               

Уходят внезапно…   

посвящается ушедшим навсегда прекрасным людям

Уходят внезапно,

Без предупрежденья,

А только казалось:

Вся жизнь впереди!

Мы плакать не будем,

Ведь добрые люди,

Улыбкою светлой

Остались в груди.

       

Года – полустанки,

Короткие встречи.

Но что же так мало 

Твой поезд в пути.

Мы плакать не будем

Ведь добрые люди

Улыбкою светлой

Остались в груди.

       

Слова – не дела!

А чувство не муки!

Но страшно подумать, 

Что встречи не жди!! 

Мы плакать не будем

Ведь лучшие люди

Огонь не гасили,

Спокойно живи!

       

В котомке квартиры

И в недрах вселенной,

Горит огонёк  

Нашей вечной любви.

Мы встретимся где-то,

Обнимемся крепко. 

И ангелы скажут:

«Вся жизнь впереди!»

ЧТЕНЦОВА АВГУСТА АЛЕКСАНДРОВНА

(1952-2017) 

 

Нефтеюганск

О городе я много писала –

Он юности моей начало.

Каким он был? Каким он стал?

Он, прелести в себя вобрав,

Красив, могуч и величав!

На берегу реки Оби Юганской

Зимой стоит в уборе панском,

Мехами снежными покрыт,

Для радости он всем открыт.

Его лелеем мы и чтим.

И за любовь благодарим:

За то, что дал он нам приют,

За то, что в нём нас очень ждут,

Что принимает Новый Свет

И нам в него даёт билет.

Что трудится в нём «Озарение» -

Ему давно моё почтение.

Нефтеюганск! Живи века!

И счастлив в мире будь всегда!

 

Я давно свободной стала птицей.

Я давно свободной стала птицей.

И в былое возвращаться не хочу!

Пусть на полках прошлое пылится –

Счастьем я за это заплачу!

Обрела уверенность и ценность,

Не судить, да не судимой быть.

Настоящим жить и ввысь стремиться!

Быть сейчас и здесь!

Да просто быть!

Распрощалась навсегда с гордынею,

Я в друзья взяла Любовь и Свет!

Пусть душа поёт и радуется сердце.

Высшего блаженства в мире нет!

 

юсуповаЮСУПОВА ТАТЬЯНА ИВАНОВНА

*** 

Март, уже весна хлопочет, а у нас ещё морозы.

Ночью холод – минус 40, а сосульки днём льют слёзы.

Снег вокруг лежит, не тает, не бегут ещё ручьи,

И цветы не расцветают, где весна твои грачи?

Ждём, чтоб солнышко согрело  город  наш своим лучом,

Чтобы пташечки запели, чтоб весна пришла с дождём.

***

Афиши, баннеры, реклама,

Блестит на солнце купол храма,

Холмы  с крестами на погосте.

Гаи, сирена, едут гости,

Салют, концерты, вдохновенье

На празднике в честь дня рожденья.

Пирс, баржи, краны в небеса,

Речпорт, моторок голоса.

Величье гордое спортсменов.

Цветы, букеты, в школах смена.

Весной на цыпочках по лужам.

Хрустально сказочные стужи.

Песчаный, сухопыльный зной.

Грибы, на просеке лесной.

Грызунья белка, хлопотунья.

Кукушка счёт ведёт, болтунья.

Дожди с ветрами, лето, где ты?

Всё это города приметы.

Нефтеюганск мой – вот такой.

А для кого-то он другой.

Вечерний Нефтеюганск

Снежок украсил ёлок лапы-плечи.

У сосен в сквере зажигают фонари.

В Нефтеюганск приходит тихий вечер.

На небе звёздочки мерцают до зари.

Припев: Загораются окна, 

                В нашем городе вечер.

                Жду тебя,

                На свиданье меня позови.

                В этот час, как и прежде,

                Назначаются встречи.

                Это время признанья в любви.

Пушистый снег искрится под ногами,

Мы, молча рядом, по тропиночке идём.

Нежнейших чувств  рожденье между нами,

В вечерний час нам хорошо с тобой вдвоём.

Припев: Загораются окна, 

                В нашем городе вечер.

                Жду тебя,

                На свиданье меня позови.

                В этот час, как и прежде,

                Назначаются встречи.

                Это время признанья в любви.

Прошли года, летят иголки с сосен.

Растёт мой город, добавляет этажи.

В Нефтеюганске наступает осень.

Наш сын торопится на встречу. Это жизнь.

Припев: Загораются окна, 

                В нашем городе вечер.

                Жду тебя,

                На свиданье меня позови.

                В этот час, как и прежде,

                Назначаются встречи.

                Это время признанья в любви.